Russian |  English |  Türkçe için tıklayınız   
ПОСОЛЬСТВО РОССИИ
Адрес: Andrey Karlov sokağı, No 5, 06692, Çankaya (P.K. 35 Kavaklıdere), Ankara Türkiye
Телефон: +90-312-439-21-22,
440-82-17
Факс: +90-312-438-39-52, 442-90-20
Электронный адрес:
rus-ankara@yandex.ru
консульские вопросы: ankarakons@yandex.ru
пресс-служба: press-ankara@mail.ru
НОВОСТИ

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой, Москва, 12 апреля 2017 года

О трехсторонней встрече Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова, заместителя Председателя Совета министров, Министра иностранных дел и по делам эмигрантов Сирийской Арабской Республики В.Муаллема и Министра иностранных дел Исламской Республики Иран М.Дж.Зарифа

 

14 апреля в Москве состоится трехсторонняя встреча с участием Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова, заместителя председателя Совета министров, Министра иностранных дел и по делам эмигрантов Сирийской Арабской Республики В.Муаллема и Министра иностранных дел Исламской Республики Иран М.Дж.Зарифа.

Основное место на переговорах займет обсуждение военно-политической обстановки в Сирии. Участники встречи обсудят меры по трехсторонней координации с целью недопущения деградации ситуации и подрыва усилий по политическому урегулированию в Сирии в условиях вооруженной агрессии США против Дамаска.

 

О развитии ситуации в Сирии

 

Военно-политическая обстановка в Сирии резко обострилась в результате предпринятого Соединенными Штатами в ночь на 7 апреля массированного удара по аэродрому Шайрат, где базируются самолеты сирийских ВВС. В этом зале и во многих других аудиториях мы давали этому развернутую оценку, делали соответствующие заявления, разъясняли и давали комментарии. Как известно, Россия ответила на этот неприкрытый акт агрессии против суверенного государства-члена ООН решением о приостановке действия российско-американского меморандума о предотвращении инцидентов при полетах авиации в ходе операций в Сирии. Соответствующие разъяснения были даны как по линии Министерства обороны, так и по линии внешнеполитического ведомства. Силовые действия Вашингтона – это серьезный вызов не только региональной, но и международной безопасности.

К сожалению, антироссийские силы на Западе не останавливаются в своем стремлении разрушить позитивные начинания на пути к урегулированию. Они были созданы, главным образом, благодаря усилиям России и ее партнеров по астанинскому процессу, а также специального посланника Генерального секретаря по Сирии С.де Мистуры и его команды в Женеве. 

Некоторые западные СМИ при этом не останавливаются перед продвижениям этих «фейковых» новостей и прямой клеветы. Чего стоит распространенная 11 апреля информация «Ассошиэйтед Пресс» со ссылкой на неназванного «высокопоставленного официального представителя» США о том, будто «Россия заранее знала о готовившейся сирийской химической атаке»!

Как это можно комментировать? Эти новости заставляют комментировать это в том же русле. Давайте попробуем сегодня сделать также. Возможно, за океаном знали о готовящейся террористами провокации и поэтому заранее навели прицелы своих крылатых ракет на сирийский аэродром Шайрат. Мы будем так вести полемику или разговаривать в конструктивном русле? Будем ли мы разрушать до основания СМИ такими «фейками» или придем к пониманию необходимости ответственного подхода к решению уже перезревших международных проблем? Не лучше ли было сначала разобраться, что же на самом деле произошло в Хан-Шейхуне 4 апреля, обеспечить, как это сразу предложила Россия, проведение беспристрастного, объективного и профессионального международного расследования на местности с привлечением специалистов ОЗХО? К сожалению, наши коллеги предпочли действовать иначе.

Действия наших партнеров постоянно повторяют появление на заседании Совета Безопасности ООН «пробирки с белым веществом», с помощью которой США в свое время объясняли необходимость уничтожения режима С.Хуссейна в Ираке в начале 2000-х годов. Аналогии не просто уместны – они очевидны. Есть только одно «но»: сейчас ситуация намного опасней, потому что на сцене появился новый кровавый и коварный игрок – международный терроризм в лице ИГИЛ, «Нусры» и других ответвлений «Аль-Каиды». Как они появились, в результате ошибок каких стран и в каком регионе, я думаю, мы достаточно об этом говорили, чтобы сегодня не повторять.

Независимые эксперты шведской некоммерческой организации «Врачи за права человека» (SWEDHR) подвергли сомнению видеозаписи «жертв химатаки», сопровождающиеся фразами на арабском языке о том, как лучше расположить ребенка перед камерой.

Мы, как и прежде, призываем наших партнеров к равноправному, взаимоуважительному сотрудничеству ради достижения важнейших целей, которые стоят сегодня на повестке всего международного сообщества – ликвидации очага международного терроризма в Сирии и политического урегулирования в этой стране.

 

О хакерской активности в отношении сайта МИД России

 

Хотели бы вновь коснуться темы хакерской активности. Но сегодня мы разнообразим нашу традиционную рубрику и расскажем о хакерской активности в отношении официального сайта Министерства иностранных дел России.

Хотела бы напомнить, что обвинения против России в области хакерского вмешательства во внутренние дела, в частности США, но и других западных стран мы слышим на протяжении многих месяцев, но ни одного убедительного доказательства предъявлено нам, либо кому-нибудь еще так и не было. Все утверждения на этот счет строятся в стиле знаменитой фразы Министра иностранных дел ВеликобританииБ.Джонсона о том, что «у нас нет доказательств, но мы уверены в их причастности». В отличие от западных коллег нам есть, что представить.

Хотела бы сказать, что это достаточно сенсационная информация. Сегодня расскажу, с чем на регулярной основе сталкивается только наше ведомство и только один сайт, хотя есть много сайтов, которые регулярно подвергаются атакам. Думаю, мы вас регулярно будем знакомить с этой статистикой. На этом примере можно понять масштабы задействованных против российских госведомств ресурсов.

По информации специалистов, наш сайт МИД России регулярно подвергается атакам с IP-адресов, которые зарегистрированы на территории США. За один только февраль 2017 г. их было зафиксировано три. В марте 2017 г. мы заметили существенно возросшую активность т.н. «ботов» – автоматизированных программ, которые могут оказывать вредноносное действие на сайт МИД России из США. Их доля от общего количества посетителей страницы составила 88% (1,51 млн. «посетителей-ботов» из 1,77 млн. как раз заходили с территории США). Речь идет именно о заходах не обычных пользователей, интересующимися материалами, а о тех, кто использует весь комплекс действий, которые принято называть «хакерскими атаками», работу компьютеров на этом направлении, все то, что нельзя квалифицировать как легальное и законное использование кибертехнологий. Заходы «ботов» на наш сайт составляют 50%  от общего количества обращений (1,47 млн. просмотров страниц из 2,97 млн. просмотров в целом). Анализ запросов ботов показывает, что все они имеют схожие характеристики (их использует одна и та же программа или организация). По имеющимся данным технических служб нашего ведомства, они поступают в основном из США, из штата Калифорния (64% всех запросов из городов Маунтин-Вью (47%) и Сан-Хосе (17%)), а также из штата Огайо (8%) и округа Колумбия (8%).

Хотелось бы в очередной раз напомнить, что проблема кибербезопасности традиционно занимает одно из приоритетных мест в российской повестке дня не только внутри страны, на этом сфокусированы наши международные усилия. России принадлежит инициатива, которая в рамках ООН приобрела название «Международная информационная безопасность». Мы публиковали много материалов на эту тему на официальном сайте МИД России, в соцсетях, российские представители давали интервью на этот счет. Неоднократно мы призывали наших западных партнеров к многостороннему, подлинному сотрудничеству, направленному на пресечение вредноносных действий хакеров, которые стали одной из существенных дестабилизирующих сил в наше время. Нашим американским партнерам мы бы посоветовали вместо того, чтобы пытаться «завалить» сайт российского внешнеполитического ведомства, направить энергию в мирное русло – делать все возможное, чтобы совместно бороться с киберугрозами.

Повторю, что мы будем и далее отслеживать эту статистику. Еще раз хотела бы сказать, что это конкретные цифры, с которыми уже можно работать непосредственно представителям соответствующих служб США. Если они с таким вниманием относятся ко всему, что связано с кибератаками, на сегодняшнем брифинге мы даем им возможность начать разбираться с тем, как ведут себя хакеры и люди, которые нечистоплотно используют Интернет-технологии, зарегистрированные на территории США или осуществляют свои действия с ее территории.   

 

Вопрос: Как бы Вы могли прокомментировать заявление Минздрава Турции, основанного на результатах медэкспертизы, что в сирийском Идлибе был использован зарин?

Ответ: Полагаю, что минздрав Турции в преддверии сезона должен заниматься анализом воды в море на предмет наличия там бактерий, проверять качество пищевой продукции, в том числе в курортных зонах. Вот, на чем сейчас должен концентрироваться турецкий минздрав.

Вопрос химического оружия находится в компетенции соответствующих международных организаций, в частности, не только созданной специально много лет назад ОЗХО, но и соответствующего подразделения в ее составе, занимающегося расследованием инцидентов с использованием химического оружия непосредственно на территории Сирии. Там есть квалифицированные специалисты, чья работа сфокусирована исключительно и только на расследовании подобных инцидентов. Именно их, а не минздрав Турции или минкульт какой-либо еще страны нужно подключать к решению этих вопросов. Именно на это была рассчитана российская инициатива о срочном направлении туда инспекторов.

 

Вопрос: Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу призвал Россию отказаться от поддержки Президента САР Б.Асада. Как эти заявления повлияют на отношения с Россией и на роль Турции в коалиции?

Ответ: Мы неоднократно говорили о российской позиции, которая была и остается актуальной, относительно того, что вопрос режима не только в Турции, но и в любой другой стране, – это вопрос внутренней политики страны. Не мы это придумали – это записано в Уставе ООН.

Второй момент, на котором мы постоянно концентрировали внимание мировой общественности, касается того, что в рамках МГПС, куда входит в том числе Турция, были приняты документы, которые прошли затем соответствующую легализацию в СБ ООН, в которых так же говорится о безальтернативности мирного решения сирийского вопроса, заявлено о том, что судьба Сирии находится в руках самих сирийцев. Поставив подписи под этим документом, согласившись с его формулировками, страны взяли на себя определенные обязательства. Думаю, что нужно исходить из этого.

 

Вопрос: Как соотносится поддержка Турцией действий США в Сирии и ее призыв урегулировать кризис через астанинский формат?

Ответ: Вопрос о том, как Анкара совмещает эти два подхода, следует задавать Турции. Мне кажется, официальные представители турецкой стороны должны ответить на вопрос журналистов и политологов о том, как Турция концептуально решает этот вопрос для себя. С одной стороны она содействует мирному процессу, а с другой – приветствует авиаудары, которые ставят крест на любых попытках объединения оппозиции с официальными властями, а также на попытках конкретной работы по трансформации боевиков и террористов в оппозиционную структуру, стимулированию их к отказу от боевых действий. Всему миру был сейчас продемонстрирован кровавый урок о том, как можно и нужно «решать дела». На протяжении нескольких лет все призывали всех сесть за стол переговоров и уговаривали боевиков, террористов и экстремистов сложить оружие, в т.ч. давая им определенные гарантии. Сейчас боевики, террористы и экстремисты зададут логичный вопрос: почему кому-то можно действовать силовыми методами, нанося удары по территории суверенного государства без какого бы то ни было разрешения и четкой, ясной мотивации, а им нельзя, почему их все время пытаются усадить за стол переговоров. Никто не отрицает, что это очень сложный процесс. Мы всегда говорили о том, что мотивировать экстремистов и боевиков ? людей, которые несколько лет с оружием в руках отстаивали свою «правду» и видение (хотя, может быть, не истинным, а ложным путем), к тому, чтобы сесть за стол переговоров – это чрезвычайно сложный процесс. Повторю, боевики сейчас этими действиями просто «простимулированы» к продолжению силовой акции.

Многие из этих людей не учились не только в ВУЗах, но даже в школах. Среди них большое количество молодежи и единственная идея, которая им известна – это та, которую им «подарили» террористические организации. Как можно достаточно простым людям объяснить такие действия США? Как можно их разубедить, что сила – это не метод решения сирийского вопроса? Почему благополучные и образованные люди из благополучной страны используют силу в качестве основного двигателя сирийского урегулирования? Нужно задать этот вопрос турецкой стороне и получить от нее ответ, каким образом две эти концепции сосуществуют в рамках единой внешней политики одного государства.

Rambler's Top100