Пресс-релизы Посольства

Ответы на вопросы журналистов по итогам визита Президента России в Италию

17 октября 2014 года, 21:00, Милан

ВОПРОС: Владимир Владимирович, сегодня Вы провели ряд встреч на полях саммита. Скажите, как Вы оцениваете результаты этих встреч? Обсуждали, как известно, Украину – чего можно ожидать дальше?

И вопрос, связанный с украинским газовым вопросом. Порошенко сказал, что удалось достичь определённых договорённостей, а потом он сказал, что не во всём сейчас это удалось сделать. Не могли бы Вы подробнее рассказать об этих переговорах?

В.ПУТИН: Первое. Действительно, мы очень много говорили по украинской проблеме или по украинским проблемам, их много. Говорили о вопросах безопасности, окончательного прекращения огня, разъединения конфликтующих сторон. Сверили наши позиции чуть ли не на картах. Хотя здесь, конечно, нужно прежде всего полагаться на мнение специалистов и участников переговоров, а Россия, как известно, участником не является, мы можем только помочь конфликтующим сторонам решать проблемы, которые возникли за предыдущее время.

На что бы хотел обратить внимание? Первое, и я согласен с коллегами в том, что ориентиром при урегулировании на Украине, в Украине, как сейчас модно говорить, должны быть, конечно, минские договорённости. Хочу отметить, что эти договорённости, к сожалению, не полностью выполняются как одной, так и другой стороной. То есть ни представителями ополчения Новороссии, ни представителями Украины в полной мере пока эти минские договорённости не выполняются по целому ряду причин. Это и объективные, и субъективные причины. Но исхожу из того, что все стороны будут стремиться к тому, чтобы эти договорённости были полностью выполнены. Первое.

Второе. Линия разграничения должна быть доведена до конца, должна быть исполнена. И это именно то, что даст возможность окончательно прекратить обстрелы и гибель мирных, ни в чём не повинных людей. И это нужно сделать как можно быстрее.

Когда я сказал, что есть объективные, есть субъективные вещи... Например, в некоторых населённых пунктах, которые должны быть оставлены ополченцами, выяснилось, что сами ополченцы из этих населённых пунктов. Они говорят: «Мы не можем оттуда уйти, там живут наши родственники, жёны, дети». Это вещи такие вроде как субъективные, но в то же время серьёзного характера. Поэтому не учитывать это невозможно. Украинская сторона знает эти проблемы. Мы постараемся поспособствовать, попосредничать, порешать, найти приемлемые развязки.

То же самое касается других пунктов, где до сих пор находятся представители вооружённых сил Украины и в соответствии с минскими договорённостями должны были бы уйти оттуда, но пока тоже не уходят. Это первая часть.

Вторая связана с законом, который был недавно подписан Президентом Украины. Я знаю реакцию и оценки, которые были сделаны представителями Новороссии. Наверное, это не идеальный документ, но всё-таки это шаг в правильном направлении. И мы рассчитываем, что и это тоже будет использовано для окончательного решения проблем в сфере безопасности.

Есть вопросы с контролем за линией разграничения. И здесь мы продвинулись, на мой взгляд, очень неплохо, потому что договорились о том, что будем использовать беспилотные летательные аппараты, современную технику, которая позволяет определить места нанесения ударов, если такое происходит.

Что касается беспилотных аппаратов, то выразили желание здесь совместно работать и Италия, и Франция, и Германия, и Россия примет в этом участие. Специалисты должны будут собраться в ближайшее время в Вене на площадке ОБСЕ и порешать технические вопросы. Вот, собственно говоря, приблизительный, примерный набор проблем, о которых мы говорили, в сфере безопасности.

Что касается газовой проблематики, о которой Вы вспомнили. Да, действительно, мы много внимания уделили и этим вопросам, и здесь тоже есть прогресс. В чём он заключается? Он заключается в том, что мы договорились с украинскими партнёрами по условиям возобновления поставок газа на Украину – хотя бы в зимний период, – согласовали все параметры этой договорённости.

Вопрос в кассовом разрыве НАК Украины. Это объективные обстоятельства. Мы, Россия, больше не можем брать на себя дополнительных рисков. Дело в том, что, как вы знаете, мы всё-таки выдали кредит Украине в конце прошлого года в 3 миллиарда долларов. По нашим оценкам, 4,5 миллиарда долларов – задолженность Украины за уже поставленный и неоплаченный газ. «Газпром» перешёл на порядок предоплаты и в соответствии с контрактом не может уже изменить условия поставок.

Мы понимаем и финансовое состояние украинских партнёров, видим, что у них действительно есть проблемы, видим, что есть кассовый разрыв. Мы тоже пошли в определённой степени опять навстречу по условиям и объёмам платежей за уже ранее поставленный газ, то есть по долгам, и рассчитываем, что здесь наши европейские партнёры, Еврокомиссия, тоже могут и, на мой взгляд, даже должны подставить плечо Украине и помочь решить эту проблему с кассовым разрывом. Есть определённые инструменты: или это бридж-кредит, или это перенос очередного транша МВФ, либо гарантии первоклассного европейского банка.

http://www.kremlin.ru/news/46827