ИТОГОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
участников международной конференции
«Кавказская война XIX века: Realpolitik и «войны памяти»
Анкара, 30 сентября 2013 г.

Мы, представители научных кругов, экспертного сообщества, средств массовой информации и неправительственных организаций России, Турции, Грузии, Абхазии, Азербайджана приветствуем создание новой научно-экспертной площадки по изучению истории Кавказского региона в XIX столетии.

В ходе состоявшейся международной конференции мы обсудили дискуссионные стороны исторического прошлого, новейшие исследования, трудности и перспективы сотрудничества историков из разных стран и регионов.

Полагаем возможным сделать ряд выводов, которые, хотя лежат в академической области, могут представлять интерес для тех дискуссий о нашей общей истории, которые ведутся в обществе.

1. Долгий XIX век, его сложность и драматизм

В истории народов Кавказа XIX век стал одним из «долгих» веков. Как переходный от традиции к новому времени и от самостоятельного существования к интеграции в состав Российской империи он начался в веке восемнадцатом, а завершился в веке двадцатом.

История Кавказа в этот период отличается огромной сложностью, многообразием, драматизмом. Переплетение фундаментальных социальных и экономических трансформаций, взаимодействие и противоборство динамично меняющихся идентичностей и групп происходило на фоне соперничества в регионе мощнейших государств той эпохи.

Кавказская война представляет собой только один из этапов исторического взаимодействия России и народов Кавказа, которое началось гораздо раньше и продолжается до наших дней.

Но Кавказская война и в условиях своего времени представляла собой только одно из измерений общей системы отношений в регионе. Кавказ стал для Российской империи вызовом не только политическим, но и культурным. Именно в XIX веке она утвердилась в качестве Кавказского государства, распространяя узы гражданства и новые культурные практики в иной, но постепенно становящейся своею среде.

Кавказ стал и до сих пор выступает важнейшим истоком российского многообразия и культурного богатства.

2. История и миф, политика и «войны памяти»

В истории XIX века имели место противоречивые и трагические события, приведшие к различным последствиям для государств и народов в них участвовавших. В глазах наших современников, идентифицирующих себя с противоборствовавшими тогда сторонами, одни и те же события неизбежно приобретают разное значение, а в качестве ключевых для интерпретации прошлого принимаются разные события.

Когда такие интерпретации провозглашаются в качестве полной и окончательной истины, которой надо следовать в сегодняшней жизни, они превращаются в мифы. Исторические мифы иногда порождаются искренними заблуждениями, иногда – политической конъюнктурой.

Современная историческая наука обречена на сосуществование с тем, что англоязычные авторы называют «folk-history». Такое мифотворчество на историческом материале, само по себе столь же невинное, сколь и бесполезное, может превращаться в «войны памяти», если им начинают пользоваться недобросовестные политики. «Войны памяти» ведутся не за утверждение истинного знания о прошлом. Те, кто ищут истину, не воюют друг с другом, а учатся друг у друга.

3. Роль профессиональных историков

Мы убеждены, что средство против «войн памяти» – профессионализм и открытая академическая дискуссия. Профессиональное сообщество историков не отгораживается от запросов современности. Но оно отвечает на них в соответствии с собственными критериями – правилами и нормами академической исследовательской работы.

Полагаем, что ключевое требование к профессиональному историку – это знание контекста событий, которые он изучает, – как регионального, так и глобального.

В истории Кавказской войны было немало трагических страниц. Многие регионы, оказавшиеся полем соперничества крупнейших держав своего времени, пережили похожую судьбу, включая жестокие локальные войны и принудительные массовые миграции. История Кавказа XIX века осложнена еще и тем, что в это столетие мир становился более связанным и единым, чем он был в предшествующую эпоху – и это делало международное соперничество более интенсивным и острым.

Профессиональный историк заинтересован не в замалчивании, а в обнаружении всех фактов, чтобы построить обоснованные, доказательные и непротиворечивые интерпретации Кавказской войны как исторического явления определенной эпохи.

Оценивать эти факты он будет в контексте той эпохи, в соответствии с представлениями и практиками того времени. Если же предметом его исследования является более широкая история российско-кавказских отношений, включающая и современный их период, то значение событий прошлого будет оцениваться в контексте современных и перспективных интересов стран и народов региона.

4. Общее прошлое, общее будущее

Существует независимая от политической конъюнктуры общность интересов России и всех народов Кавказа, в одинаковой степени заинтересованных в мире, долгосрочной стабильности и успешном развитии. Волею исторических судеб эта общность переходит границы региона.

Сохранение и развитие братских связей адыгов и других кавказских народов, проживающих в России, Турции, Сирии, Иордании, Израиле, Абхазии и других стран может стать залогом будущих добрососедских отношений в регионах Черного моря и Ближнего Востока.

Мы верим, что наша общая история может и должна стать почвой не для вражды и разделения, а для искреннего заинтересованного диалога и культурного обмена.

Мы призываем наших коллег историков к такому диалогу, основанному на вдохновенном и глубоком изучении прошлого.

Мы полагаем, что именно научный профессионализм, свободный от политической конъюнктуры, заключает в себе самую прочную и честную гражданскую позицию.

Анкара, 30 сентября 2013 г.