Российско-турецкие отношения
/ Текущая хроника российско-турецких отношений

Выдержки из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой, Москва, 4 февраля 2016 года

Об обвинениях властей Турции российской стороны в нарушении турецкого воздушного пространства

Этот вопрос уже комментировали МИД и Минобороны России. В частности, представитель Министерства обороны Российской Федерации дал исчерпывающие разъяснения в связи с очередными обвинениями не только Турции, но и по линии НАТО, в т.н. «нарушении» российским военным самолетом турецкого воздушного пространства, якобы произошедшим 29 января. Еще раз хотелось бы подчеркнуть: никакие самолеты из состава группировки ВКС России в Сирии воздушных границ Турции не нарушали.

В связи с продолжающимися спекуляциями турецких официальных лиц, делаются заявления, «пропихивается» в СМИ официальная точка зрения, отмечу, что Анкара до сих пор не представила каких-либо фактических объективных данных в подтверждение всех своих обвинений, предъявленных российской стороне. На прямые обращения Посольства России к МИД Турции передать такую информацию, ответа не получено. Направленная внешнеполитическим ведомством Турции нота протеста с изложением ее «точки зрения» или «версии» МИД этой страны, а также распространенный аналогичный материал в СБ ООН, не могут служить какой-либо доказательной базой. Следует отметить, что требования российской стороны в связи с предыдущими беспочвенными обвинениями Турции также повисли в воздухе. Мы не получаем ответа на все наши просьбы уточнить, предоставить информацию и конкретные данные, в чем же нас обвиняют и что сделала не так российская сторона. Заявление Министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу о «ставшей характерной для России» линии на «непризнание фактов» абсолютно неприемлемо.

Весьма примечательно, что на этом фоне МИД и официальные высокопоставленные лица Турции посчитали себя вправе высказывать угрозы в адрес России, заявляя об «эскалации» нами ситуации в регионе, говоря о неких «тяжелых последствиях» – это просто какой-то шантаж.

В связи с заявлением турецкой стороны о том, что именно «в НАТО первыми зафиксировали факт нарушения» воздушного пространства якобы российскими самолетами, мы также запросили данные объективного контроля у руководства Североатлантического альянса. Однако и там каких-либо убедительных свидетельств нам пока не предоставили. Печально, что провокационная линия, проводимая Анкарой, пользуется полной поддержкой США и НАТО. Хотя, говоришь НАТО – понимаешь США. Вашингтон заявляет, что стоит во главе западной антиигиловской коалиции и поэтому взял на себя конкретные обязательства в рамках российско-американского Меморандума от 20 октября 2015 г. о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии. В данном случае у нас есть вопросы и к Вашингтону. Североатлантический альянс и его члены, руководствуясь соображениями этой пресловутой блоковой солидарности, по сути, покрывают деструктивную деятельность Турции на севере САР, закрывают глаза на очевидные нарушения Анкарой суверенитета этой страны. Мы неоднократно говорили о проблеме закрытия турецко-сирийской границы как важнейшего фактора стабилизации ситуации в Сирии, предотвращения и подпитки террористических организаций.

Создается впечатление, что все эти бездоказательные обвинения, которые мы слышим в адрес ВКС России, формулируются Анкарой, в том числе, для того, чтобы найти предлог или обеспечить прикрытие для наращивания собственной военной активности в районе турецко-сирийской границы.

Еще раз повторю, что свою оценку всему происходящему в районе этой границы мы давали неоднократно, в т.ч. и в {СБ ООН.}

О критике Верховного комиссара ООН по правам человека в адрес Турции

Как известно, на днях {Верховный комиссар ООН по правам человека }Зейд Раад аль-Хусейн настоятельно призвал турецкие власти оперативно расследовать инцидент с расстрелом местными силами безопасности группы невооруженных участников протестов в городе Джизре на Юго-Востоке Турции. Наверное, вы видели появившееся в Интернете абсолютно шокирующее видео этого события.

При этом в отношении снявшего произошедшее оператора Р.Текина, получившего ранение в ходе съемки, выдвинуто обвинение со стороны местных властей в пособничестве запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана. Не можем не согласиться с оценками Верховного комиссара ООН, который заявил, что: «съемки злодеяний – не преступление, а вот расстрелы безоружных людей, безусловно, являются таковым».

Солидарны с призывом представителя ООН к Правительству Турции провести тщательное и беспристрастное расследование этого и других событий, которые привели к гибели и ранениям гражданских лиц в курдонаселенных провинциях Юго-Востока этой страны. Правозащитная ситуация там продолжает ухудшаться. Введение многочисленных «зон безопасности» и комендантского часа в Джизре, Суре и в других городах тяжело сказывается на социальных и экономических правах людей, включая доступ к базовым услугам – здравоохранению, питьевой воде, питанию и электричеству и т.д.

Конечно, такое положение абсолютно неприемлемо для страны, декларирующей приверженность общеевропейским ценностям в области демократии и прав человека.

О требовании стамбульской прокуратуры пожизненного заключения турецким журналистам

Не можем не замечать и не реагировать на усугубляющуюся ситуацию с нарушением права на свободу СМИ в Турции, не можем мириться и закрывать глаза на продолжающиеся аресты и преследования местных журналистов правоохранительными органами.

Вызывает серьезную тревогу обвинение в госизмене главного редактора газеты «Джумхуриет» Джана Дюндара и шефа этого бюро в Анкаре Эрдема Гюля. Для этих представителей СМИ, арестованных в ноябре 2015 г. за публикацию материалов о поставках турецкими властями оружия боевикам ИГИЛ, стамбульская прокуратура требует «утяжеленного» заключения: пожизненного срока и 30 лет тюрьмы. С особым сожалением отмечаем, что инициатором данного судебного преследования является Президент Турецкой Республики.

Удовлетворены реакцией международных правительственных организаций – Совета Европы и ОБСЕ, а также специализированных НПО. Выражаем солидарность с международным сообществом, осуждающим политически мотивированные аресты турецких журналистов, и поддерживаем призывы с требованием незамедлительно освободить Дж.Дюндара и Э.Гюля.

Обратили внимание и во многом согласны с мнением одного из представителей турецкой общественности, писателя, лауреата Нобелевской премии О.Памука, который обвинил Евросоюз в том, что он закрывает глаза на состояние демократии в Турции, потому что у Брюсселя «связаны руки из-за борьбы с нелегальной миграцией».

О введении Турцией визового режима для российских журналистов

Нас просили прокомментировать {появившуюся в СМИ информацию} со ссылкой на Посольство Турции в Москве о том, что с 15 февраля 2016 г. турецкая сторона вводит «на основе принципа взаимности» визовый режим для российских журналистов при въезде в Турецкую Республику, в том числе при краткосрочных командировках. Такая практика, предполагающая наличие въездной визы для осуществления иностранцами журналистской деятельности на территории Российской Федерации, применяется и у нас.

Констатируем, что пока от турецкой стороны необходимого официального уведомления на этот счет не поступало. Это, безусловно, создает сложности для представителей СМИ, планирующих в ближайшее время командировки в эту страну.

Повторю, что никакой официальной информации от турецкой стороны на этот счет мы не получали.

Вопрос: На фоне ухудшающихся по вине турецкой стороны российско-турецких отношений недавно из Анкары прозвучала просьба со стороны Президента Турции Р.Т.Эрдогана о встрече с Президентом России В.В.Путиным. Ответа дано не было. Не прозвучала ли аналогичная просьба о встрече с российским Министром иностранных дел С.В.Лавровым со стороны Министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу?

Ответ: Подобной информации у меня нет. Насколько я знаю никаких планов встречи Министра иностранных дел России С.В.Лаврова с кем-либо из турецких коллег на сегодняшний момент тоже нет. Как Вы знаете, мы неоднократно повторяли нашу официальную позицию по ситуации вокруг российско-турецких отношений. Вы отметили, что двусторонние отношения ухудшаются. Российской стороной ничего не было сделано для того, чтобы отношения ухудшались или деградировали. Как Вы знаете, все идет из Анкары, к нашему глубочайшему сожалению. Это все, действительно, деструктивно.

Вопрос: Глава МИД Турции М.Чавушоглу заявил сегодня, что из-за российских бомбардировок из Алеппо сейчас идет большой поток беженцев. Он назвал возможную цифру в триста тысяч людей. Не могли бы Вы это прокомментировать?

Ответ: Что касается заявления турецкой стороны об увеличении количества беженцев, то хотелось бы понять, о чем конкретно идет речь. Мы знаем цену турецким заявлениям, особенно, когда дело касается конкретных ударов по конкретным террористическим целям на территории Сирии. Каждая победа над той или иной террористической ячейкой на сирийской территории вызывает у Анкары нервную реакцию. О причинах этого остается только догадываться, а может, и не догадываться. Мне кажется, мы говорим об этом вполне открыто.

Вопрос: Только что Вы сказали, что Анкара не передавала Вам информацию о нарушении российскими самолетами воздушного пространства Турции. Месяц назад Вы говорили, что дипотношения между двумя странами не нарушены. Почему вы не можете согласовать этот вопрос, который повторяет трагический случай с российским «СУ-24»? Официальный представитель Министерства обороны России говорил об объективном наблюдении, но такого наблюдения не появляется и с российской стороны, все показывают «фломастеры на экранах». Почему не работает принтер, чтобы показать нам объективные наблюдения? Как избежать «сломанных телефонов» при общении двух стран?

Ответ: Хочу Вам напомнить, что буквально в течение суток у нас развивался очередной сюжет с турецкими коллегами, которые не разрешили нашим представителям участвовать в программе «открытое небо». Вы не видите взаимосвязи? Чтобы не показывать «фломастеры», наши эксперты, согласно имеющемуся международному соглашению, хотели провести соответствующий инспекционный полет, а турецкие коллеги запретили это делать.

Есть законный механизм, которым наши коллеги из {Министерства обороны России }хотели воспользоваться так же, как они пользуются этим правом с другими государствами, и как другие страны пользуются им в отношении Российской Федерации. Турецкие же коллеги не разрешили и не дали нам воспользоваться этим правом.

Что касается дипотношений и непредоставления информации, то у нас никогда не было разрыва таких отношений, имею в виду период времени после трагического случая, когда вооруженными силами Турции был сбит российский самолет над сирийской территорией. Поэтому говорить об этом, давать дополнительную информацию и оправдываться не уместно. Эта тема вообще не обсуждается. Мы запрашиваем объективную информацию у наших турецких коллег о возможности передачи тех или иных данных. Более того, мы запросили ее и по линии НАТО, на которое постоянно ссылается и к которому «бегает жаловаться» турецкая сторона. Этих данных мы не получили. О причине, наверное, Вам как представителю турецкого издания будет сподручнее поинтересоваться у турецких дипломатов.

Я подняла эту тему сегодня не только для Вас, но и для Анкары. Если нам не дают информацию, когда мы запрашиваем по дипломатическим каналам, то, может, дадут, когда мы поднимем этот вопрос публично? Мы готовы предоставлять свои данные и, в свою очередь, получать данные, чтобы был предмет разговора. Но нам их не предоставляют.

Еще один вопрос: почему эти данные не дают СМИ? Мы слышим большое количество публичных заявлений турецких официальных лиц на любую тему. Мне кажется, вполне логично предоставить эти материалы средствам массовой информации. Но нет, даются политические оценки, а не фактура. Не могу сказать, почему. Это вопрос к турецкой стороне.

Вопрос: Сегодня утром спикер турецкого МИД повторил, что данные были предоставлены. Вы их не получили?

Ответ: А мы говорим, что не предоставлены. Мы публично просим турецкую сторону предоставить данные. Повторяю, что в данном случае, помимо прочего, у нас есть два дополнительных субъекта: во-первых, НАТО – не по нашему желанию, а потому, что именно к Североатлантическому альянсу обращены просьбы турецкой стороны быть арбитром или подключиться к этой ситуации. Нам по линии НАТО тоже никто не предоставил соответствующую информацию. И второй субъект – Вашингтон, возглавляющий коалицию, куда входит Турция, и с которым мы подписали соответствующий договор. Возможно, эти данные есть у США. Кто знает? Мы эти данные не получали. Именно поэтому мы выносим этот вопрос в публичную плоскость и говорим вам, что этих данных у нас нет.