Российско-турецкие отношения
/ Текущая хроника российско-турецких отношений

Пресс-конференция по итогам заседания российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемый господин Премьер-министр!

Уважаемые представители средств массовой информации!

Мы сегодня с Премьер-министром Эрдоганом провели второе заседание российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня. Хотел бы отметить, что этот совет, созданный всего год назад, уже работает в полную силу, и рассчитываю на то, что это приносит свои вполне конкретные плоды. Созданы его ключевые структуры: это Межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, Совместная группа стратегического планирования и Форум общественности. Вот три структуры, которые работают в рамках Совета сотрудничества высшего уровня.

Считаю, что все они работают неплохо, мы действительно вышли на уровень многопланового стратегического партнёрства, и считаю, что возможности для наращивания торгово-экономического взаимодействия у нас есть ещё очень и очень весомые.

Достаточно вспомнить, что Турция была и остаётся очень значимым торговым партнёром нашей страны. В позапрошлом году наш торговый оборот вплотную приблизился к 40 миллиардам. В прошлом году он составил 25 миллиардов (это с учётом кризиса, конечно), и в наших планах довести его в ближайшие пять лет, о чём было прямо сказано во время моего визита в Турцию, до уровня беспрецедентного в наших отношениях – до 100 миллиардов долларов ежегодно.

Думаю, что главным потенциалом такого рода торговых отношений является взаимосвязь между несколькими направлениями этого сотрудничества, это взаимосвязь между крупными проектами и тем торговым общением, которое существует между средними и малыми предпринимателями наших стран, которые также вносят свою лепту в торговый оборот.

Если говорить о крупных проектах, то, конечно, я не могу не назвать энергетические, к ним относится и газопровод «Южный поток», и нефтепровод «Самсун – Джейхан», мы сегодня достаточно большое время посвятили этим вопросам. И, конечно, строительство первой на территории Турецкой Республики атомной электростанции. Это, безусловно, очень важная тема.

Сейчас к строительству новых атомных станций приковано повышенное внимание, имея в виду то колоссальное бедствие, с которым столкнулась Япония. Все задаются простым вопросом: а может ли атомная энергетика быть безопасной? Ответ здесь очевидный: она может и является безопасной, только для этого необходимо правильно принимать решения о месте размещения атомной станции, о соответствующем проекте, который будет реализован, и об операторе. При наличии всех этих условий атомная энергетика является абсолютно безопасной и весьма и весьма полезной для человечества.

Мы договорились с нашими турецкими друзьями о том, что здесь на модели АЭС в Аккую будет использоваться принципиально новая схема управления, которая включает в себя триединство возможностей: и постройки самой станции, и владения, то есть титула на станцию, и её управления. Это, конечно, дополнительным образом увеличивает и нашу ответственность, ну и не в меньшей степени, наверное, в этом заинтересованы наши турецкие партнёры.

Турция, естественно, остаётся также нашим привилегированным партнёром в области инноваций. Для нас эта тема не случайна. Мы рассчитываем на продолжение сотрудничества в области телекоммуникаций, одно из направлений как раз сегодня было на столе, в области фармацевтики, в области космических исследований. Видим мы перспективы и в инвестиционной, банковской, инфраструктурной сферах. Мы хотели бы также продолжения сотрудничества в строительной области, где, в общем и целом, и сейчас всё выглядит весьма неплохо, в области лёгкой промышленности, в рамках тех соглашений, которые у нас существуют, в сельском хозяйстве, в области металлургии.

Здесь есть один положительный пример. Буквально неделю назад в городе Искендеруне введён в эксплуатацию современный металлургический комплекс, в его строительстве принимали участие российские и турецкие компании.

Мы также заинтересованы в том, чтобы наши турецкие партнёры принимали участие в подрядных проектах, связанных с реализацией задач по подготовке Олимпиады 2014 года в Сочи. Это близкая территория, и здесь у наших турецких друзей есть свои преимущества. И, конечно, в других международных мероприятиях, которые пройдут в нашей стране в ближайшие годы. Имею в виду и те спортивные праздники, которые состоятся в Казани в 2013 году, Универсиаду, и, конечно, футбольный чемпионат, и другие возможности, имеющиеся сегодня в России. Мы будем активизировать наши гуманитарные связи, культурные, научно-образовательные контакты. Форум общественности двух стран заработал, сегодня два сопредседателя докладывали и только что подписали специальную бумагу. Я считаю, что очень важно, чтобы наши связи не исчерпывались только экономической составляющей.

У нас гигантский объём туристических обменов. И то, что сейчас был подписан документ на эту тему, конечно, безусловно, внесёт свою лепту, потому как открывает дорогу к фактически безвизовому общению.

Мы с господином Премьер-министром, естественно, не ограничились обсуждением внутренних, двусторонних вопросов. Говорили о вопросах международной безопасности; говорили о проблемах, которые существуют и в нашем регионе, естественно, и на Ближнем Востоке, и в Северной Африке с учётом того, что сейчас происходит в этой части света, тех больших проблем, с которыми сталкивается целый ряд государств. Мы говорили и о некоторых вопросах, связанных с ситуацией на Балканах, в Закавказье, естественно, и о черноморском сотрудничестве, что, безусловно, для наших стран является очень важно как для ведущих стран черноморского бассейна.

Мы констатировали, что и Россия, и Турция готовы вносить свой вклад в обеспечение региональной безопасности и глобальной безопасности. Мы будем продолжать это сотрудничество как в двустороннем порядке, так и на многосторонних площадках.

Ещё раз хотел бы поблагодарить моего коллегу – Премьер-министра Эрдогана за конструктивную работу и за хороший настрой в ходе переговоров.

Р.Т.ЭРДОГАН (как переведено): Уважаемый дорогой друг, дорогой Президент России! Дорогие представители прессы!

Российская Федерация является нашим соседом и ближайшим другом. Я часто посещал Российскую Федерацию, и всегда мне оказывали здесь тёплый приём, за что я хочу выразить благодарность моим российским партнёрам.

Мы провели второе заседание российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня. Вчера вечером в узком составе мы также провели важные переговоры. Сегодня мы провели также переговоры и в узком составе, и в широком формате. Эти переговоры показывают всё значение, которое мы придаём деятельности Совета сотрудничества высшего уровня. Это показывает, что есть политическая воля развивать в дальнейшем наши взаимные связи. Эта политическая воля развивать наши отношения была увидена нами и на переговорах в широком формате.

Мы договорились сотрудничать по насущным вопросам, которые затрагивают наши интересы в регионе. Состоялся положительный обмен мнениями по вопросам региональной повестки дня. У нас совпадают взгляды, позиции по многим вопросам международной повестки дня. Хотел бы также отдельно отметить этот факт. В деле укрепления мира, стабильности в регионе и в мире наши позиции также совпадают, очень близки друг другу, и эти позиции также будут укрепляться. Наши совместные позиции будут укрепляться и в дальнейшем благодаря шагам, которые будем предпринимать вместе.

Сегодня в рамках Совета сотрудничества высшего уровня мы наращиваем отношения в политической, экономической и гуманитарной областях. И эти переговоры, которые мы провели вчера и сегодня, являются важным вкладом в дальнейшее развитие наших отношений.

Очень важна дата – 16 марта. В этот день 90 лет назад был подписан Договор о дружбе и братстве между Российской Федерацией и Турецкой Республикой. Этот документ стал поворотным пунктом, поворотным моментом в нашей истории. Благодаря московскому договору были признаны наши восточные границы, благодаря лозаннскому договору были признаны наши западные границы. Поэтому московский договор, текст московского договора, – это очень важный юридический документ, который очень значим для нас с международной точки зрения. Благодаря этому договору были заложены основы нашей дружбы, нашего партнёрства. И я хотел бы факсимиле этого договора вручить моему дорогому другу господину Медведеву. Также я хотел бы вручить господину Медведеву подготовленную нами памятную марку в честь 90-летней годовщины подписания Договора о дружбе и братстве.

Московский договор, его место также очень важно и в памяти нашего общества. Московский договор соединил два наших народа и стал основой тех общих взглядов, которые в дальнейшем укреплялись. Московский договор стал поворотным пунктом на том этапе истории, когда российская и турецкая империи распались, и когда новые государства, возникшие на их обломках, создавались. В то время были очень трудные условия, но российский и турецкий народы протянули друг другу руку дружбы, и на основе искренних отношений, на основе взаимопонимания показали, что могут сотрудничать. И поэтому этот Московский договор был заключён благодаря именно взаимопониманию между нашими народами.

Мы не забываем ту помощь, которая была оказана Россией молодому турецкому государству. И мы обязаны именно тем, кто подписал Московский договор, сегодняшнему уровню, высокому уровню наших отношений. Наши отношения развиваются, будут и далее развиваться, мы будем их развивать, наши отношения, в политической и экономической областях, в культурно-гуманитарной сфере. Мы прекрасно понимаем ту ответственность, которую мы несём за наши двусторонние отношения. И мы сегодня вместе живём в одном регионе и будем обеспечивать вместе его безопасность, его спокойствие, его благополучие.  

В наших состоявшихся переговорах значительное внимание было уделено вопросам энергетики. Конечно же, как было уже сказано, при строительстве атомной электростанции необходимо правильно проводить работу по её проектированию, необходимо правильно выбирать место для строительства атомной электростанции. И, конечно же, как сказал уже Президент Российской Федерации, эксплуатация атомной электростанции также очень важна. И я уверен, что та атомная электростанция, которая будет построена в Турции, станет образцом для всего остального мира.

Конечно же, у всего могут быть какие-то отрицательные результаты. Но мы не должны отказываться от инвестиций, от совместных проектов благодаря каким-то возможным негативным последствиям. Вчера я уже говорил о том, что землетрясение возможно везде. И, к сожалению, наша страна находится на сейсмоопасной территории. Но мы принимаем необходимые меры для того, чтобы те объекты, которые мы строим, были наиболее безопасными. И при строительстве атомной электростанции мы также будем принимать необходимые меры для того, чтобы этот объект выдержал землетрясение 8 и 9 баллов.

Мы строим и другие объекты, которые могут выдержать землетрясение, например большие мосты. Но мы не можем отказываться от реализации совместных проектов из-за землетрясений. Конечно же, могут случиться катастрофы, которые нанесут большой вред человечеству, но мы не должны из-за подобных возможных катастроф отказываться от наших совместных проектов, совместных инвестиций, мы будем продолжать выполнять их. И сейчас мы выполняем все работы по ранее согласованному графику.

Что касается «Южного потока», по проекту «Южный поток» у нас также продолжается совместная работа, продолжается совместная работа и по проекту «Самсун–Джейхан». Наше желание – как можно быстрее начать и завершить все работы, связанные с этими нашими совместными проектами.

Также, как уже говорил Президент Российской Федерации, в городе Искендеруне мы ввели в эксплуатацию современный металлургический комплекс, в строительстве которого участвовали и российские, и турецкие специалисты, инвестиции в строительство этого комплекса составили почти 2 миллиарда долларов, он очень важен.

Конечно же, важны наши отношения в сфере туризма. В прошлом году Турцию посетили около 3 миллионов российских туристов. Как говорил наш Министр культуры и туризма, это число будет и дальше расти, и, как говорит Президент России, в этом году число туристов составит 4 миллиона. Это будет очень отрадным для нас, и число российских туристов будет больше числа немецких туристов, которые посещают Турцию. И сейчас мы подписали и выполнили все необходимые процедуры для вступления в силу соглашений об упрощении визового режима. Теперь поездки наших граждан будут значительно упрощены. Уверен, что в выполнение всех поставленных целей будет вносить весомый вклад и мы как лидеры, и все наши министры, и все наши коллеги. Я благодарю всех, кто вносит свой вклад в дело развития наших отношений, в работу деловых форумов, созданных между нашими странами.

Турция и Россия находятся в очень чувствительном регионе. Есть совместные направления, по которым нам нужно совместно действовать с Россией, – это и Кавказ, это и Балканы. Уверен, что мы по этим направлениям будем проводить полезную совместную работу и оставим хорошие результаты для последующих поколений.

Большое спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хочу поблагодарить господина Премьер-министра за эту почтовую марку. Действительно, она посвящена очень знаменательному событию, о котором так хорошо сказал мой друг Премьер-министр Эрдоган, – Договору о дружбе и братстве между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и Турцией. О значении этого договора, в общем, более чётко, чем было сказано, уже нет смысла распространяться. Для того чтобы наши турецкие друзья что-то тоже на память сохранили об этом дне, потому что именно в этот день 90 лет назад был подписан этот документ, хотел бы также передать копию фотографии, на которой нарком иностранных дел господин Чичерин обменивается соответствующими текстами подписанного договора с представителем Правительства Турции Юсуфом Кемаль-беем. (А п л о д и с м е н т ы.)

ВОПРОС (как переведено): Между двумя государствами активно развиваются торгово-экономические связи, и большое значение принадлежит сотрудничеству в области энергетики.

Турецкую общественность очень интересуют два вопроса, два лидера говорили уже об этом. Первый вопрос – это строительство АЭС в Аккую. Будут ли при строительстве АЭС приняты дополнительные меры безопасности после того, что случилось в Японии? Если будут приняты дополнительные меры, будет ли это отражено в каком-то дополнительном контракте, договоре к тому соглашению, которое уже было подписано?

Второй вопрос касается ценовой политики в сотрудничестве в области природного газа. Стороны намерены принимать какие-то встречные шаги по вопросу ценовой политики поставок природного газа?

Д.МЕДВЕДЕВ: К кому этот вопрос? Кого спрашивают?

РЕПЛИКА: В первую очередь хотелось бы услышать ответ господина Медведева.

Д.МЕДВЕДЕВ: Про атомную энергетику, мне кажется, мы уже с моим коллегой сказали достаточно чётко и определённо. Всякая технология содержит в себе определённые опасности, вопрос в том, насколько они предотвращены на стадии проектирования и реализации. И вот здесь, на мой взгляд, абсолютно чёткий ответ на Ваш вопрос: дело в том, что тот проект, который будет реализован в Аккую, он, конечно, принципиальным образом отличается от тех станций, которые эксплуатировались в Японии, и по возрасту, и по уровню защиты, там просто другие принципы защиты. Поэтому даже в связи с тем, что произошло в Японии, никакого радикального пересмотра мер безопасности нет и быть не должно, потому что они и так вполне достаточны. Конечно, в ходе нашего общения с нашими друзьями мы будем обсуждать меры, направленные на то, чтобы оптимизировать работу.

Что же касается самой реализации станции, то, как правильно сказал мой коллега, от землетрясения страдает всё что угодно, и, конечно, в этом смысле очень важно место расположения объекта. Наши страны находятся в зоне сейсмической активности, но как раз те принципы и те подходы, которые заложены в проекте, который будет реализован в Аккую, позволяют избежать воздействия даже самого разрушительного землетрясения. Так что я уверен, это будет хороший проект. Причём с точки зрения экономической сути, юридических конструкций, которые используются, он весьма и весьма интересен и, на мой взгляд, выгоден нашим турецким друзьям именно в силу того, что Россия практически впервые принимает на себя ответственность не только за собственно строительство атомной станции, но и за её обслуживание, то есть эксплуатацию, и, соответственно, принимает на себя и титул на соответствующую станцию. И это в значительной степени упрощает, может быть, даже те вопросы, которые возникают при строительстве таких сложных объектов.

Что касается цен на газ и вообще цен. Цены определяются у нас на основе спроса и предложения. Они у нас заложены в существующую систему контрактования. Эти цены в большей степени базируются на принципах take or pay как ключевом принципе сотрудничества с Турцией. Мы, конечно, намерены придерживаться существующего подхода. С другой стороны, мы неоднократно говорили нашим турецким друзьям, что в ряде случаев мы готовы рассматривать различные подходы, откликаться на какие-то предложения с учётом рыночной конъюнктуры, но этот процесс должен быть взаимным. Потому что, если мы будем относиться к такого рода проектам и к таким решениям как друзья, если мы будем слышать друг друга, если мы будем находить оптимальные способы разрешения экономических проблем, если мы будем разумным образом расходовать свой политический ресурс, то тогда и сложности на рынке будут менее очевидными. Поэтому это вопрос, который должен решаться исходя из существующих контрактов и доброй воли и доверия сторон.

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, Вы сказали о том, что и в России, и в Турции очень внимательно и пристально следят за ситуацией на Ближнем Востоке. Какова наша позиция относительно ситуации в Ливии? Каков прогноз развития этой ситуации? И интересно, каков прогноз взаимодействия этой страны с другими государствами, особенно с Россией, учитывая, что Триполи – давний партнёр Москвы, и также то, что у России много контрактов в этой стране?

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, конечно, и России, и Турции абсолютно небезразлично то, что происходит на Ближнем Востоке и на севере Африки. Прогнозы – дело неблагодарное. И делать я их не буду, тем более что вся череда событий, которые развернулись на арабском Востоке, опровергает любые прогнозы.

Ещё полгода назад никто такого сценария себе представить не мог. Что бы там ни говорили и ни писали сегодня аналитики, что рано или поздно это должно было произойти, всё это не так просто, как кажется уже постфактум.

Конечно, мы считаем, что проблемы в этом регионе и в Ливии накапливались давно, и демократические процессы, которые там развернулись, они выстраданы. Есть проблема с тем, каким образом развиваются эти процессы в Ливии. Проблема заключается в том, что в Ливии власть подавляет эти процессы, а Резолюция 1970 Совета Безопасности ООН не выполняется. Почему? Потому что продолжается применение силы.

Мы понимаем, что страны, которые являются ближайшими соседями Ливии, да и наши страны, которые являются партнёрами, нацелены на максимально миролюбивое урегулирование этой ситуации. Поэтому мы поддерживаем стремление Лиги арабских государств, Африканского союза, Организации Исламская конференция добиться прекращения насилия, сделать так, чтобы гражданское население страны не страдало. Мы рассчитываем также на то, что действующий, правящий режим всё-таки отреагирует на требования арабских и африканских стран, которые поддерживаются в целом всем международным сообществом и Российской Федерацией в частности. В частности, это относится и к требованию Лиги арабских государств, которое касается объявления воздушного пространства над Ливией бесполётной зоной. Но это тема, которая должна рассматриваться в рамках процедур, установленных Советом Безопасности. Это уже отдельный вопрос. В любом случае, даже если такая резолюция будет поставлена на голосование, нужно разобраться в ходе дискуссий: устраивает ли эта резолюция, подходы, которые в неё заложены, непосредственных соседей Ливии, Лигу арабских государств. А если устраивает, то какие страны вообще будут нести на себе основную ответственность по обеспечению режима такой зоны, какими конкретно силами и средствами будет обеспечен режим безопасности в этой зоне? Это тем более актуально, что в проекте резолюции предполагается санкционировать также наземную операцию. А что такое наземная операция, мы с вами понимаем. Наземная операция, скорее всего, означает начало войны, и уже войны не гражданской, а войны с применением международного контингента.

Всё это очень серьёзный и очень сложный комплекс вопросов, который подлежит рассмотрению в Совете Безопасности. Необходимые инструкции я Министру иностранных дел на эту тему дал. Мы вчера достаточно подробно обсудили это с моим коллегой, мы довольно активно об этом говорили, потому что, конечно, эта ситуация нас волнует и мы бы не хотели эскалации насилия.

16 марта 2011 года