Российско-турецкие отношения
/ Текущая хроника российско-турецких отношений

Выдержки из пресс-конференции по окончании заседания Совета сотрудничества высшего уровня

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемый Премьер-министр Турции! Уважаемые представители средств массовой информации!

Мне доставляет огромное удовольствие ещё раз выразить своё удовлетворение той динамикой развития отношений с Турецкой Республикой, которая достигнута за последнее время. Мы только что подписали с господином Премьер-министром Эрдоганом заявление о создании Совета сотрудничества.

Для чего это сделано? Не ради того, чтобы создать новый бюрократический орган, а для того, чтобы мы могли на высшем уровне обсуждать все вопросы нашего сотрудничества. Это означает, что наше сотрудничество достигло того уровня, когда требуется контроль со стороны первых лиц государства.

Надеюсь, что этот механизм себя оправдает: он будет использоваться раз в год и служить различного рода целям с точки зрения реализации как проектов в торгово-экономической сфере, так и в области политических контактов, обмена информацией по наиболее важным вопросам внешней политики и, конечно, в гуманитарно-культурной сфере.

При этом помимо собственно Совета, который возглавляют Премьер-министр Турции и Президент России, будет использоваться форум общественности двух стран, который должен дополнять те усилия, которые предпринимаются по правительственной линии, решать вопросы, которыми занимается общественность.

И, естественно, будет продолжать работать межправкомиссия, которая на сегодняшний день зарекомендовала себя как эффективная, нацеленная на немаловажные результаты структура. Хотел бы отметить вклад комиссии в достижение соответствующих соглашений, этих соглашений подписано сегодня немало.

Хотел бы также проинформировать вас, что наше первое заседание Совета прошло на абсолютно позитивных принципах. Сначала мы в узком составе обсудили наиболее важные и крупные экономические проекты, поговорили о вопросах региональной безопасности. Впоследствии, уже на заседании в широком составе Совета сотрудничества высшего уровня, обсудили ещё раз основные темы и зафиксировали ряд подходов, которые являются для нас очень важными.

Результатом этой работы стали те договоренности, которые подписаны как в первой половине дня, так и сейчас, здесь, в офисе Премьер-министра.

Количество документов вы сами видели – около двух десятков. Мы сейчас прикинули, что общий объём инвестиций, который повлечёт соответствующая работа, тот объём инвестиций, который мы в результате работы планируем собрать, составляет более 25 миллиардов долларов. Это очень значимая цифра.

Не говоря уже о планах по расширению и развитию торгового оборота. Мы должны сделать всё, чтобы торговый оборот, который был у нас на очень высоком уровне, потом несколько снизился, вышел снова на прежние показатели. А в перспективе, о чём мне сегодня уже приходилось говорить, достиг бы цифры в 100 и более миллиардов долларов ежегодно. Очень вдохновляющий результат должен быть – это наша цель.

Отмечу ещё несколько моментов, о которых уже говорилось, но которые представляются мне абсолютно важными. Их как минимум два.

Первый из них – это соглашение в области атомной энергетики, которое само по себе очень объёмное и действительно открывает новую страницу в сотрудничестве наших стран.

Очевидно, что после соответствующих процедурных решений по линии парламентов соответствующие договоры будут работать, и я надеюсь, что в результате этого возникнут новые возможности как для Турции, так и для Российской Федерации.

Самое главное – это в конечном счёте работает на нашу энергетическую безопасность, что в сегодняшней жизни весьма и весьма немаловажно.

У нас есть другие крупные проекты, которыми мы занимались и будем заниматься. Это, конечно, и «Голубой поток», и «Южный поток». Эти проекты также направлены на укрепление энергобезопасности наших стран, они позволяют открывать транспортные коридоры, более эффективно снабжать энергоресурсами страны Европы, другие страны.

Отмечу также ещё один совместный проект – это нефтепровод «Самсун – Джейхан». Мы договорились о том, что будем его активно развивать, включая и возможности строительства нефтеперерабатывающего завода, и, может быть, организацию впоследствии в Джейхане сбыта готовой продукции.

Важным является сотрудничество в высокотехнологичной сфере, я сегодня господину Премьер-министру тоже подкинул ряд идей на эту тему. Надеюсь, что мы сможем продвинуться в этом направлении, а также участвовать в других проектах, которые сегодня реализуются на территории Турции и Российской Федерации.

В этом плане идеи, которые были высказаны по сотрудничеству в связи с подготовкой к проведению казанской универсиады и сочинской Олимпиады, мне тоже представляются весьма и весьма перспективными.

И общий объём инвестиций, который на сегодняшний день накоплен в наших странах, превышает 10 миллиардов долларов. Если мы развернём работу по тем проектам, которые подписаны, – я вам уже назвал цифру, она выглядит весьма впечатляюще, поэтому мы готовы к всемерно активной работе по этому направлению.

Таким образом, в завершение своего вступительного слова хотел бы сказать, что полностью удовлетворён результатами наших переговоров. Эти результаты в очередной раз продемонстрировали, что Россия и Турция действительно не на словах, а на деле являются стратегическими партнёрами.

Хотел бы поблагодарить господина Премьер-министра за продуктивную работу и гостеприимство, оказанное нашей делегации.

<…>

Вопрос о нагорно-карабахском урегулировании и иранской ядерной проблеме.

Д.МЕДВЕДЕВ: Если говорить о нагорно-карабахском урегулировании, то мы, конечно, этот вопрос обсуждали с господином Премьер-министром.

Мы его регулярно обсуждаем. До этого мы его обсуждали в Вашингтоне, когда у нас была возможность 20 минут пообщаться в кулуарах, на полях саммита. И сегодня мы это обсуждали.

Этот вопрос, конечно, не самый простой. Вы знаете, что Россия активно участвует в качестве посредника и члена Минской группы в урегулировании этой проблемы. На мой взгляд, здесь наметился в целом неплохой прогресс.

Это не значит, что стороны полностью сблизили свои позиции, но в любом случае это значит, что ситуация несколько лучше, чем она была некоторое время назад. Сейчас главное – не останавливаться на достигнутом. Мы будем продолжать наши усилия. За последнее время я неоднократно общался и с Президентом Саргсяном, и с Президентом Алиевым на эту тему, что также привело к сближению позиций.

Ещё раз подчёркиваю – проблема сложная, но она решаемая. И я уверен, что при наличии доброй воли и склонности к разумным компромиссам – по тем вопросам, на которые стороны готовы пойти, – мы смогли бы добиться здесь неплохих результатов.

Конечно, в этом плане мы находимся в контакте и в прямых коммуникациях с нашими турецкими партнёрами, естественно, обмениваемся информацией и решениями по этому поводу.

Что касается иранской темы. Эта тема сейчас находится в центре внимания всего мирового сообщества. Я неоднократно уже высказывался по этому поводу, но сделаю несколько комментариев на эту тему.

Во-первых, мне бы хотелось, чтобы проблема, связанная с ядерной программой Ирана, получила своё политико-дипломатическое решение. Мы настраиваем всех на такого рода решения. И все мои консультации обычно сводятся именно к этому.

Во-вторых, мы должны побуждать Иран, который, в общем, по-разному себя ведёт, к конструктивному сотрудничеству как с МАГАТЭ, так и со странами, которые посредничают в этом процессе.

Было сделано несколько предложений за последнее время, инициаторами выступали и наши турецкие друзья, Бразилия принимала участие в этих переговорах. Если такого рода инициатива будет поддержана всеми участниками этого процесса, то мне кажется, что это был бы неплохой выход из ситуации.

Тем не менее, оценка этих инициатив потребует опредёленного времени. Есть и другие участники этого процесса, которые испытывают больший скепсис по этому вопросу, по поводу применения тех схем, которые были предложены.

Ещё раз хотел бы сказать, что мы исходим из того, что лучшим вариантом решения является политико-дипломатический путь при условии соблюдения соответствующих правил МАГАТЭ и при соблюдении правил и конвенций, касающихся нераспространения ядерного оружия.

Вот на такой базе можно было бы решать проблему в дальнейшем. Если же не получится, тогда возможны и другие шаги.

<…>

12 мая 2010 года