Российско-турецкие отношения
/ Текущая хроника российско-турецких отношений

31.05.06. Стенограмма интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова турецким СМИ, Москва, 29 мая 2006 года

953-31-05-2006

Вопрос : Господин Министр, в последнее время вокруг региона Черного моря многое происходит, включая и американские планы. Что, на Ваш взгляд, можно ожидать в ближайшее время от этого региона, учитывая еще и нахождение Ирана рядом?

С.В.Лавров: Регион Черного моря, по-моему, объективно является очень перспективным в геополитическом и экономическом смысле. Поэтому, наверное, нас не должен удивлять тот интерес, который к нему проявляют различные страны. Разумеется, как и в отношении любого другого региона, мы твердо выступаем за то, чтобы реальные параметры сотрудничества здесь определяли страны, которые расположены вокруг Черного моря, прибрежные государства.

Страны Черноморского региона уже достаточно давно образовали Организацию «Черноморское экономическое сотрудничество», в которой Россия сейчас стала председателем и в рамках которой мы копим очень хороший потенциал, как с точки зрения уже проделанной работы, так и особенно в плане намеченных перспектив. Они вполне конкретны и вполне по плечу причерноморским странам.

Вопросы о развитии экономики, энергетики, транспорта – все они стоят на повестке дня Организации «Черноморское экономическое сотрудничество». По всем этим направлениям есть конкретные проекты, и мы заинтересованы в том, чтобы их реализовывать. Причем ОЧЭС – это не закрытая организация. В ней в качестве наблюдателей могут участвовать многие страны. Недавно, например, наблюдателями в ОЧЭС были приняты Белоруссия и США.

Что касается вопросов безопасности, то и здесь прибрежные страны Черного моря создали организацию, которая называется БЛЭКСИФОР и которая призвана бороться с контрабандой, другими нарушениями режима Черного моря. В последнее время принято решение распространить ее сферу действия на борьбу с терроризмом, распространением оружия массового уничтожения, наркотиками. Важно эти решения выполнять. Мы с удовлетворением отмечаем, что Россия и Турция – активные сторонники такого подхода.

Как шаг в оформлении и формировании надежной системы безопасности в Черном море на основе БЛЭКСИФОР мы рассматриваем турецкую инициативу «Черноморская гармония», к которой Россия уже приняла решение присоединиться. В ближайшее время ожидаем практического взаимодействия в этом формате.

Все это – реальные направления развития сотрудничества по всем аспектам Черноморского региона. Мы будем твердо выступать за дальнейшее развитие взаимодействия в указанных форматах. Что касается созываемых довольно абстрактных форумов с размытой повесткой дня, с попыткой охватить и Черное, и Каспийское, и Балтийское море на основе каких-то неестественных, оторванных от реалий критериев, то мы очень скептически относимся к этому. Считаем, что они могут только либо отвлечь внимание от реальных проблем, либо политизировать реальную работу по решению реальных задач.

Конечно же, Вы упомянули Иран. Мы убеждены, что сотрудничество в этом регионе должно включать Иран в качестве полноправного участника. Нам всем нужно искать такие формы, которые были бы приемлемы для всех стран региона. Надеюсь, что ситуация вокруг иранской ядерной программы будет разрешена переговорным путем, потому что другого решения не существует, и Иран полноправно включится в сотрудничество в этом широком регионе, который граничит с Черным морем и включает прилегающие страны.

Конечно же, для этого необходимо, чтобы иранское руководство встало на путь полного сотрудничества с МАГАТЭ в соответствии с теми решениями, которые были приняты в Совете Управляющих МАГАТЭ и поддержаны Советом Безопасности ООН.

Мы активно стараемся содействовать налаживанию прямого диалога всех заинтересованных стран с Ираном и считаем контрпродуктивными попытки искусственно изолировать Иран от его законного права на участие в проектах сотрудничества в этом регионе.

Вопрос : По поводу иранской темы. Есть у Вас какие-нибудь соображения по соглашению Монтрё, о его изменении в связи с иранским вопросом?

С.В.Лавров: Я не слышал о таких предложениях. Какие изменения предлагались?

Реплика : Имеется в виду то, что американцы недавно предложили Черноморский регион сделать демократическим оазисом, если можно так выразиться, а добиться этого предложили путем смягчения положений старого договора Монтрё.

С.В.Лавров: Смягчение положений этого Договора для тех стран, которые кто-то сочтет демократическими? Я не слышал таких предложений, думаю, потому, что в них с трудом верится. Это какие-то фантазии. Не верю в реалистичность подобного подхода. Вообще нужно подходить к процессам в мире с учетом того, что все страны имеют различную историю. Мир многообразен. Невозможно какую-то одну модель сделать критерием для всех без исключения государств. Все страны продвигаются по пути демократии, рыночной экономики, но делать это каждая страна будет сама. Каждый народ должен сам определять глубину, масштабы и темп таких преобразований, иначе все это кончится очень плохо.

Конвенцию Монтрё нужно сохранять. Ее режим нужно укреплять, в этом, по-моему, все заинтересованы. Разумеется, с учетом законных озабоченностей Турции по поводу экологической обстановки в районе проливов. На этот счет есть механизмы, которыми нужно пользоваться для рассмотрения всех этих озабоченностей.

Вопрос : Энергетический диалог между Россией и Турцией. Как он будет развиваться в ближайшее время?

С.В.Лавров: Думаю, что у нас очень конструктивный и, главное, продуктивный диалог и сотрудничество в сфере энергетики. Эта тема, безусловно, выходит сейчас на передний план в международных делах. Отношения между Россией и Турцией в энергетической сфере, по-моему, являются одним из образцов взаимовыгодного и взаимоуважительного сотрудничества.

Прекрасно функционирует «Голубой поток», есть возможности сооружения параллельной нитки в случае, если спрос в южной части Европы, в Средиземноморье в целом будет это оправдывать. Есть и хорошие контакты между нашими соответствующими ведомствами и компаниями по поводу строительства различных трубопроводов, которые помогли бы снизить нагрузку на пролив.

Вопрос : Последний мой вопрос, г-н Министр, связан с кипрской и карабахской темами. Собирается ли Россия как страна, близкая и наблюдающая за этими кризисными местами, предпринять новые шаги по решению этих двух вопросов? Турции они тоже близки. Особенно по кипрской теме наша страна с нетерпением ожидает услышать позицию России.

С.В.Лавров: Думаю, что граждане Турции имели такую возможность неоднократно. Позиция России – увидеть и понять два этих конфликта. Их трудно сравнивать, но объединяет их то, что урегулировать их можно исключительно на основе согласия сторон. Россия не просто наблюдает за ними, а и в том, и в другом случае участвует в соответствующих международных усилиях. В случае с Кипром – это формат Совета Безопасности ООН и лидирующая роль пяти постоянных членов. В случае с Нагорным Карабахом – это сопредседатели Минской группы ОБСЕ – Россия, США и Франция. И в том и в другом случае главные усилия направлены на обеспечение прямого диалога с целью выхода на взаимоприемлемый результат.

По Кипру мы выступаем за скорейшее возобновление посреднических услуг Генерального секретаря ООН, что позволит вернуть стороны за стол переговоров. В любой форме мы считаем важным этого добиваться.

Тем временем мы активно поддерживаем развитие контактов между Севером и Югом Кипра, прежде всего в гуманитарной области, и выступаем за налаживание экономического взаимодействия между двумя частями острова. Практика показывает, что такие контакты вполне способствуют улучшению атмосферы на переговорах и укрепляют доверие. Россия готова способствовать улучшению экономической ситуации на Севере в рамках тех принципов, которые определены в резолюциях Совета Безопасности ООН. Мы наблюдаем контакты между экономическими организациями. В частности, делегация Торгово-промышленной палаты в прошлом году посетила Кипр, в том числе была и на Севере. Мы ожидаем представителей экономических кругов Севера Кипра в России, как я понимаю, по линии Торгово-промышленной палаты. При этом, конечно, важно осуществлять такие контакты, всегда имея в виду задачу сохранять и укреплять единое экономическое пространство самого Кипра в качестве основы для дальнейшего политического урегулирования.

Вопрос : В последнее время говорят, что Турция может стать непостоянным членом в Совете Безопасности. Как Россия смотрит на это – позитивно или нет?

С.В.Лавров: Это зависит от турецкого правительства: если кандидатура Турции будет внесена, то, конечно же, мы будем весьма благосклонно ее рассматривать. Но вам придется договариваться в европейской группе стран. Там ребята жесткие в плане конкуренции. Мы считаем, что Турция является одним из ведущих государств – одновременно европейским и азиатским. В этом смысле наши страны тоже близки. Хотим, чтобы голос Турции на мировой арене был значим.


31 мая 2006 года